Read Зулейха открывает глаза by Guzel Jachina Гузель Яхина Online

Зулейха открывает глаза

Роман «Зулейха открывает глаза» начинается зимой 1930 года в глухой татарской деревне. Крестьянку Зулейху вместе с сотнями других переселенцев отправляют в вагоне-теплушке по извечному каторжному маршруту в Сибирь.Дремучие крестьяне и ленинградские интеллигенты, деклассированный элемент и уголовники, мусульмане и христиане, язычники и атеисты, русские, татары, немцы, чувашРоман «Зулейха открывает глаза» начинается зимой 1930 года в глухой татарской деревне. Крестьянку Зулейху вместе с сотнями других переселенцев отправляют в вагоне-теплушке по извечному каторжному маршруту в Сибирь.Дремучие крестьяне и ленинградские интеллигенты, деклассированный элемент и уголовники, мусульмане и христиане, язычники и атеисты, русские, татары, немцы, чуваши — все встретятся на берегах Ангары, ежедневно отстаивая у тайги и безжалостного государства свое право на жизнь.Всем раскулаченным и переселенным посвящается....

Title : Зулейха открывает глаза
Author :
Rating :
ISBN : 9785170904365
Format Type : Hardcover
Number of Pages : 508 Pages
Status : Available For Download
Last checked : 21 Minutes ago!

Зулейха открывает глаза Reviews

  • Anna
    2018-10-11 00:49

    Одна из самых необычных и сильных книг этого года для меня. Одна из самых невероятных книг, что я вообще когда либо читала. Если бы не тайный книжный клуб, не думаю, что я бы добралась до неё сама. Поэтому книжные клубы и ресурсы бывают очень и очень полезными. Гузель Яхина (пока) малоизвестный автор, а "Зулейха" - её дебютная работа. Очень сложно принять этот факт после прочтения романа, ведь это не только очень профессионально выполненная работа, но и глубоко захватывающий сюжет, полный тонкой палитры чувств. Книга повествует о тяжелом и позорном периоде нашей Родины - 30-е годы ХХ века. Раскулачивание, ссылки, враги народа. Грустно. Страшно. Невыносимо. Главную героиню романа, - Зулейху, забирает, убив мужа и оставив на смерть старую слепую свекровь, из родной татарской деревни отряд красных во главе с гэпэушником Игнатовым. Вот вам и раскулачивание. Её увозят в большой город Казань, где определяют на поезд, в котором ей и другим "лишним" людям предстоит провести ничуть не меньше, чем полгода. Полгода агонии, голода, холода, болезней и бесконечных смертей. Лишь самые крепкие смогли дожить до Ангары, где их ждала бесконечность неопределенности и безнадёжности... Страшно даже пытаться представить, что может чувствовать человек, которого выбросили посреди тайги практически без средств к существованию, окруженного практически беспомощными больными людьми, которые никак не могут (на первый взгляд) помочь ему. Страшно представить, а ведь кто-то и правда выживал в таких условиях. А как иначе, ведь скоро зима...Мне не надоест повторять, насколько это хороший роман. Сюжет, построение повествования, божественно прекрасный язык, стиль и вплетение художественного вымысла в реальные исторические декорации. Первая глава - феноменальна! Быт обычной татарской женщины в обычной среднестатистической татарской деревне. Описание безумия профессора Лейбе (яйцо!) это вообще маленький шедевр. В этой книге чувствуется жизнь, чувствуется характер и душа. Еще раз повторюсь, это совершенно невероятный роман про смерть, потери, унижение и страх. В нём действительно много плохого и тяжелого, но еще больше в нём хорошего. Огромный потенциал женской силы, добро, заряд надежды и светлая любовь, превозмогающая беды. Это произведение искусства. Это истинное "Открытие года".

  • Chris
    2018-09-16 21:36

    Started off strong, but the second half didn't live up to expectations set (for me) by the first half. The opening is promising, with great writing and a lot of interesting Tatar color throughout. However, much of what follows feels too obvious, like a set piece about the 1930s, dekulakization, and collectivization. Perhaps even worse, after that, the narrative jumps down roads that do not feel very motivated by the previous characterization -- for example, while there is some foreshadowing of the events in the chapter "The Black Tent," those hints are never very believable when held up against Zuleikha's internal development as a character.The last 100 pages or so were slow and uninteresting, and I regretted seeing familiar characters spun away from the center of the action for seemingly no reason but to create a sense of melancholy heading into the ending. Overall, the writing itself deserves some accolades, but the novel doesn't hold together for me.

  • Nicko D
    2018-10-15 21:51

    Трудно е да се повярва, че романът „Зулейха отваря очи” на руската писателка Гузел Яхуна е дебют, заради изключително професионално свършената работа, но и дълбоко завладяващата история, изпълнена с изтънчена палитра от чувства. „Зулейха отваря очи” е многопластов и пищен роман, напълно заслужаващ всички овации и награди, които е обрал бързо след публикуването си в Русия. За по-малко от 2 години книгата е преведена на 16 езика и е издадена в 24 държави. „Зулейха отваря очи” е част от каталога на издателство „Колибри”, в брилянтен превод на Ася Григорова.Какво вижда Зулейха, когато отвори очи?Действието на романа започва в затънтено татарско селце, където Зулейха отваря очите си в утрото на зимен ден. Студ е сковал земята. С изключително богат и приказен език Гузел Яхина ни потапя в пасторалния живот на 30-годишната татарка, която живее под строгата опека на възрастния си съпруг Муртаза и стогодишната му майка с изразяващо същността й име – Вампирица. В дома си Зулейха е чужд човек – сляпата й свекърва я презира, копае й гроб, мъжът й е недоволен от нея, че винаги забременява с момичета, които малко след раждането умират. Един ден Зулейха се пита: „Ще изляза ли някога от село?”.Работата гони скръбтаРоманът на Гузел Яхина блести с автентичност и отлично познаване на селския бит. С пот на челото, крехката Зулейха се труди от сутрин до вечер, грижейки се за цялата покъщнина, носейки дърва от гората, обгрижвайки с любов семейното стопанство – кравичката, кончето, зайчетата. Докато един ден Партията нахлува в живота й и го преобръща из основи. Съпругът на Зулейха е убит пред очите й, цялата им собственост е отнета, в полза на държавата, а самата тя, с още десетки селяни, потегля по своя дълъг и тежък път към трудовия лагер край река Ангара.Зулейха бива наблъскана в тесни вагони с още стотици разкулачени, които шест месеца прекосяват Русия, за да стигнат до необитаемите райони на СССР: Сибир, Казахстан и Алтай, където се основават трудовите лагери на 30 януари 1930 година. И именно сякаш пътуването отваря очите на Зулейха, когато във вагона с разкулачени селяни тя среща лекари, поети, университетски преподаватели. Всички те, „безполезните”, според властта, прекарват шестмесечна агония - глад, студ, болести и безкрайни смъртни случаи. Напът към Ангара само най-силният може да оцелее, където ги чакат несигурност и безнадеждност... Страшно е дори да се опитаме да си представим как би могъл да се чувства човек, който е бил хвърлен в средата на тайгата – насред коварна зима, мизерстващ, заобиколен от безпомощни болни хора.Между фикцията и реалносттаРоманът на Гузел Яхина е толкова автентичен и правдоподобен, че мнозина биха се запитали каква част от него е фикция и каква се базира на действителни факти? Авторката споделя, че книгата не е биографична, но голяма част от повествованието е вдъхновено от живота на баба й, която е преживяла разкулачването. От нейните спомени Гузел взема описанията за мъчителното пътуване от татарското село през Казан до река Ангара - затънтено място в тайгата, където запращат кулаците без средства за съществуване. Останалите пасажи в книгата са художествена измислица, почерпена по-скоро от мемоарите на хора, които са разкулачени, преселени и минали през ГУЛАГ.Фокусът в „Зулейха отваря очи” е един от най-тежките и срамни периоди в историята на Русия - 30-те години на двадесети век. Това е време, в което се случват поредици от трагедии, време на болезнени социални травми. Тези травми са белязали живота на поколения руснаци до днес. В книгата са застъпени още темите за всяването на страх, насилието, класовата вражда, темата за отношението между държавата и личността, както и темата за историческата памет, за взаимодействието между миналото и настоящето.От камбаните ще изковем трактори„Зулейха отваря очи” е също и културен калейдоскоп, който показва огромните различия от религии и порядки на територията на Русия. Мюсюлманката Зулейха попада в любовен плен на комунист, който претопява камбани, за да стори техника за колективизацията.Повествованието на Гузел Яхина е великолепно и притежава основното качество на истинската литература – стига право до сърцето. Разказът за съдбата на татарската селянка, в прегръдките на безкрайната зимна руска пустош, се отличава с истинност, достоверност и невероятна историческа подготовка. Авторката връща читателя към словесността на точното наблюдение, тънката психология и най-важното, към онази любов, без която дори най-талантливите писатели се превръщат в студени регистратори на болестите на времето.Романът на Гузел Яхина е женски. За женската сила и женската слабост, за святото майчинство, но не на фона на английска детска стая, а на фона на трудовия лагер, на този адски резерват, измислен от един от най-големите злодеи на човечеството.Крайният резултат на романа „Зулейха отваря очи” е съвършен – разказът е изграден с божествено красив език, стилът се преплита от магически реализъм в описание на действителни пейзажи. Първата глава – „Мократа кокошка”, е феноменална! В тази книга животът се усеща, характерът и душата се разпознават! „Зулейха отваря очи” е невероятен роман за смъртта, загубата, унижението и страхът. Това произведение е изкуство!Гузел Яхина е родена в гр. Казан през 1977 г. Завършва Факултета по чужди езици към Казанския държавен педагогически институт и Факултета за сценаристи към Московското училище за кино. От 1999 г. живее в Москва, където работи в областта на маркетинга и рекламата. Дебютният й роман «Зулейха отваря очи» (2015) се превръща в литературна сензация. За него никому неизвестната дотогава писателка получава цели три от най-престижните литературни отличия в Русия за 2015 г.: националните награди „Большая книга“, „Ясная поляна“ и „Книга года“ – небивало до този момент постижение. Романът отнася и наградата „Сирано“ на френското издание Le Courrier de Russie. Правата за издаване на романа са откупени в над 24 страни.

  • Ksenia (vaenn)
    2018-09-16 18:44

    “Зулейха відкриває очі” – один з тих текстів, які роблять контрольний постріл вже першими сторінками. Мені нечасто траплялися настільки потужні перші глави. Один день з життя Зулейхи, один день з десятків тисяч днів повсякденного пекла патріархального ладу, де вже не аж яка молода (тридцятку майже стукнуло!), неплідна, неконвенційно приваблива, як на ті краї, жінка не сміє навіть голову підняти вище свого найнижчого щабля ієрархічної драбини. Праця, праця, праця, знущання, праця, стусани, праця, праця, виконання подружнього обов’язку (притомність жінчиного тіла господаря хвилювати не має), праця – але навіть цей колообіг обов’язків в природі не тамує душевних страждань. І прожила б Зулейха таке ж саме життя, як покоління й покоління її прабабів до того, але не в ХХ сторіччі і не на території Країни Рад. Приходить 1930-й і ламає всі звичні схеми. І тепер Зулейха має забути автоматизм селянського життя і не просто розплющити очі, а розкрити їх широко-широко, як би не було страшно й боляче, бо лише від цього залежить її виживання. А згодом – і не лише її.Оця приголомшлива перша глава ніби обіцяла – попереду роман про тяжку жіночу долю в патріархальному суспільстві. А ще дуже цікавий текст, бо Ґузель Яхіна обирає за точку відліку майже неписьменну татарську селянку, світ якої практично замкнений на знайомому обійсті та звичних ритуалах. Приходять чужі -> забирають харчі -> приносять голод – це зрозуміло. Приходять чужі -> вбивають чоловіка -> забирають тебе із собою у великий світ… Але цей світ – світ за ґратами камери, вагонних віконечок, світ, замкнений між Ангарою та непролазним урманом, світ, де свобода – це фікція? Ні, все не так просто.Наступні розділи, оті самі, що стікали в мені чорною ненавистю, гарантували інше – роман про сталінські репресії. Письменниця поступово розширяє коло персонажів та проблем: тут нам і палкий комуніст – “червоноординець” Ігнатов – з його вірою у світле майбутнє, і його начальники, і жменька “колишніх людей” – від франкофонної петербурженки Ізабелли до напівбожевільного світила медицини герра Лейбе, і сука (у вузькому термінологічному значенні) Горєлов, і селяни численних “малих народів”… Але, ні, “Сад Гетсиманський” на іншій полиці. Та й “Тигроловів” краще не згадувати, хоча спільне знайти дуже легко.Там про тяжку долю, тут про репресії, а далі… а далі в цьому романі дуже багато про виживання, причому це не сурвайвал-горор в дусі останньої частини американського бестселера “Поміж сірих сутінків“, а щось ближче до дискурсу освоєння американського фронтиру. Суворі люди, суворі обставини, голод, полювання, здобування їжі тяжкою працею, можуть пристрелити зненацька – стережіться! Малесенька тільки деталька – тут люди не просто селище розбудовують, а трудовий табір з бараками. Ну, але для того, щоб вижити. А потім – і просто жити.Розширена версія відгуку лежить за посиланням

  • Pavel
    2018-10-08 22:37

    I recognised a real writer from the first page of this book, as I believe almost anyone would. Not graphomaniac, not Stalin's crimes exposer, but an AUTHOR who is directly drawing her inspirations from the best examples of classic Russian literature and talented enough to still find her own way.Plot of the book revolves around life and fate of a young Tatar woman in the 30s and 40s. She starts as a cowed powerless wife in a muslim family and ends up in a labour camp in Siberia, raising child, surviving, finding and losing love and friends. And the book is centaur of a sort. Yakhina is a poet and in the more literary chapters, the ones in Tatar village or when her child is born and many others, when she is not concerned with plot twists, she is stunning. The novel is truly poetic on a scale of Bunin maybe. But when she needs to move the plot forward she suddenly becomes Hollywood movie writer with entertaining but very doubtful (to say the least) turns and twists. Said centaur will ride you to the last page in a few evenings, no doubt about that, the book is amazing. But the author has potential for so much more!

  • Paroles
    2018-10-03 21:26

    Книга слабая. Впрочем, надо отдать ей должное, первая глава читалась на одном дыхании, открывался незнакомый мир татарского села 1930-х, предвкушалось дальнейшее погружение в него... Однако, вся остальная книга оказалась как будто написана другим писателем - вместо людей появились схемы, язык заполнился шаблонами, сюжет свернул на телесериальную стезю. Есть впечатление, что замысел менялся по ходу дела, некоторые герои, мотивы и приемы присутствовали в начальных главах книги, но были заброшены впоследствии. Мне кажется, если бы автор остался в рамках камерной истории, получилась бы глубоко оригинальная книга, но перевод масштаба (географического, этнического и социального) в эпические пропорции оказался автору не под силу. Что касается стиля повествования, он исключительно неровен. Лишь один пример: информация о законах, постановлениях и прочих документах изложена языком студенческого реферата и вклинивается в художественное повествование как чужеродный элемент. Речевые характеристики героев совсем не разработаны. Все герои - от малограмотных татарских крестьян до рафинированных "бывших" и до маленьких детей разговаривают одинаково по-писанному. Легкие попытки речевой характеризации присутствуют в образе Горелова (намёки на феню) и Изабеллы (французский ни к селу ни к городу). Жаль книгу, которой "Зулейха" могла бы быть (судя по потрясающей первой главе), но не стала...

  • Ugnė
    2018-09-28 16:52

    Sakykim taip: skaityti buvo keista ir vietomis nelabai aišku, ką norima pasakyti tuo, kas pasakoma. Tačiau per naktį išsimiegojusi supratau, kad visgi įdomu, kai knygos rašymo stilius lyg labai nežymiai, tačiau iš esmės pasikeičia, priklausomai nuo to, kieno akimis matoma taiga - Zuleichos, Ivano, Leivės ar Juzufo. Ir sukrečiančiai pavaizduota laisvė nelaisvėje, nelaisvės laisvė, tariama laisvė ar dar kažkaip bevadintinas dalykas, kai prie nelaisvės taip priprantama, kad nebeįsivaizduojama, jog buvo kitaip.

  • Dasha
    2018-09-25 19:49

    На протяжении всех тридцати лет своей жизни Зулейха открывает глаза, но никогда по-настоящему не просыпается. Ее жизнь – тяжелый и вязкий сон наяву, навеянный культурой, традициями и народными суевериями. Силы воли во сне хватает разве что на то, чтобы незаметно от мужа и свекрови прошлыгнуть на чердак и украсть немного яблочной пастилы. Если поймают – побьют. Если не поймают, как мы вскоре узнаем, тоже побьют – на дворе 1930-й год, и мужу Зулейхи, измученному продразверсткой, не нужен особый повод для того, чтобы выпустить накопившиеся гнев и обиду привычным для себя способом. Бьет недолго, и Зулейха еще раз благодарит про себя Аллаха: все-таки хороший муж ей достался. Мир татарской деревни описан подробно, ярко и осязаемо. Патриархальный ад выглядит уютно и тепло. Он пахнет сеном, овсом, солеными гусями, березовыми вениками, январским морозом. Он понятен и размеренен. В нем безусловно страшно оставаться, но куда страшнее его покинуть.Этот же мотив уютного плена встретится в романе еще не раз, наиболее явно – в истории душевной болезни профессора медицины Вольфа Карловича Лейбе. Сломавшись от созерцания бесчисленных смертей во время гражданской войны, психика профессора поместила его в волшебное яйцо – маленький, спокойный мир, где все хорошо, где Лейбе еще преподает в университете, а революции не случилось. Только спустя десять лет, под натиском реальной жизни, яйцо внезапно дает трещину и выпускает профессора в большой мир. И плен, и освобождение, и вся история Вольфа Карловича описаны безнадежно неправдоподобно и скорее вызывают вопросы, нежели сочувствие. Здесь нет ни характерных деталей, ни метких замечаний, ни личного взгляда, которые наполняют первую главу романа – рассказ о деревенском рабстве Зулейхи. Здесь нет глубины, а основой всему служат шаблоны и одномерные образы. Вольф Карлович – интеллигент, смысл его жизни – медицина, символ его болезни – яйцо. Большую часть романа можно с легкостью разложить на такие же простые компоненты. Честный красноармеец. Злодей-уголовник. Рукастый крестьянин. Продажная девка. Бывшая аристократка. Все они говорят мучительно одинаково, действуют всегда предсказуемо и по сути играют роль массовки. На таком обезличенном фоне Зулейха выступает самым ярким персонажем, но и ее образ тускнеет после окончания первой главы. По большому счету вместе с замечательной первой главой заканчивается, так и не развившись, и сам роман. Покинув дом мужа, Зулейха открывает глаза и оказывается в сериале на первом канале. В нем много незапоминающихся лиц, много эффектных поворотов, но мало внутренней жизни. О духовном развитии главной героини читатель узнает урывками, да и уже не испытывает к ним былого интереса. Неловкие исторические справки про советские указы, дистрофию раскулаченных или юность Ленина (“..А звали студента Владимир Ульянов”), картонные декорации и бессмысленные персонажи исчерпали весь полученный в начале запас эмоциональной вовлеченности. Зулейха открывает глаза, ну и что дальше? Больше не интересно.

  • Ольга Соломатина
    2018-09-16 22:52

    Давно я не читала книгу такой мощи, самобытности и любви к жизни! Заглотила ее за пару дней. Рекомендую тем, кто любит хорошую литературу, хочет больше узнать об истории СССР, а еще учится писать бестселлеры. Обратите внимание, что большая часть книги написана в настоящем времени и от первого лица. Так создается дополнительное напряжение, ведь герой может погибнуть прямо на следующей странице... Совсем другое дело, когда повествование ведется из настоящего о прошлом. Тогда вы хотя бы знаем, что рассказчик – один из героев или главный персонаж – выжил и спокойны за него.Думаю, эта книга сделала для репрессированных и их родных больше, чем все музеи о лагерях и репрессиях. Почему? Потому что книгу прочитало на порядок больше людей, чем доехали до Соловков или сибирских поселений. Мой дед был репрессирован и я будто с ним прошла его путь. Невероятно благодарна автору за это!

  • Maya
    2018-10-02 16:29

    Това е книгата, с която приключих 2017-та година и така сложих край на годишното четене с една наистина добра творба, която ми хареса, въпреки множеството чудесни рецензии, с които вече се бях запознала предварително.Какво ми хареса в тази книга?Ами хареса ми езика, харесаха ми малко протяжните описания, но най-вече ми хареса, че в нея не успях да намеря нито добри, нито лоши герои, нито добри, нито лоши развития на житейските истории, а до самия край главната героиня не извърши нищо героично, не преживя генерална трансформация, не откри щастието, не се "устреми към достоен живот", не осъзна същността на битието, нито пък се преобрази дълбоко. Тя просто продължи да живее.Книгата остави отворен въпроса кой от възможните за нея животи щеше да бъде по-добър, по-щастлив, по-достоен. Дали този със съпруга й и неговата майка с внушителното име Вампирица, които гледаха на нея като на вещ, обслужваща техните нужди и желания или този в съветската колония, далеч в Сибир, където оцеляването не беше гарантирано, хората мряха като мухи, доносничеха на уредилия се на удобно място криминален елемент, вербуван от съветската власт и си уреждаха животчетата кой както може...Даже и животът в колонията, с всичката смърт и цялото безумство, изглеждаше някак нормален в описанието на Яхина, някак лишен от морална оценка и възмущение.Струва ми се, че тъкмо това качество на книгата - избягването на героизацията и моралната оценка - е сред най-големите достойнства на авторката, а и в прочетената от мен литература, малко автори успяват да предадат разказа си така, че размислите за етиката да останат задача на читателя. В тази книга насилниците са жертви, а жертвите -насилници, убийците спасяват и жалят, а спасителите имат свой, неясен и съмнителен дневен ред... В това отношение Яхина е сред най-умелите разказвачи, сред тези, които изглеждат най-склонни да объркат, но и да се доверят на етичното чувство на читателите си. И това й прави чест.Някъде в последната четвъртина на книгата, в края на главата "Шах птица" Зулейха разказва чудесна приказка на сина си и в тази приказка е преразказана цялата книга и сякаш е казано всичко, което може да се каже.Дори и самото заглавие на книгата внушава идеята, че отварянето на очите е процес и той предполага едно продължително действие, което никога не е окончателно и никога не завършва. Не и докато не е завършил животът...Горещо препоръчвам книгата на всички, които са склонни да отварят очи за етичните светлосенки на животите ни.

  • Vicki
    2018-10-11 20:53

    Twenty stars. More if I could. This is the best book I have read all year. It is a hard book, a cruel book, about a hard and cruel time and the people that were forced to live through it. It is about what it means to be a woman, a mother, a man, a servant of the state, an individual in the face of unspeakable cruelty, and still come out of the other side a human being. There are people you will love in this book, and people you will hate. There are people you will feel you've lived years and years with. The author is extremely skilled and knows when to advance the plot and when to slow down. And more importantly, she doesn't spare the reader, she doesn't sugarcoat, she doesn't offer false reassurances. She assumes the reader is an intelligent person and capable of understanding the enormity of the cruelty of the 1930s in Russia. If you read Russian, you must read this book. I hear there is an English translation in the works.

  • Yury
    2018-10-15 00:49

    Книга улучшается по мере чтения. Начало мне показалось слишком схематичным нагромождением ужасов патриархальной семьи и советской власти. Потом стало лучше, а к концу прямо-таки на пятерку - благодаря тому, что у героини появляется свой голос и какой-то свой, а не навязанный, выбор. Неплохие герои второго и третьего плана. Язык самый обычный, разве что татарских слов много, а так ничего выдающегося. В общем не могу разделить восторгов, но ок.

  • Elena
    2018-09-28 17:41

    Очень легко читается —проглотила буквально за пару вечеров. Впечатление такое, будто посмотрела фильм — настолько ярко и объёмно всё выписано. Самую чуточку смазана концовка, но это оставляет возможность додумать дальнейшую судьбу героев.

  • نوشیار خلیلی
    2018-10-17 22:42

    داستان شروع فوق‌العاده‌ای داشت، قصه‌ی زن تاتار مسلمانی رو روایت می‌کرد که به سیبری و اردوگاه‌های کار تبعید می‌شه. قسمت‌های قبل از رسیدن به اردوگاه خیلی بهتر از بخش دوم بود. در واقع انقدر به با شخصیت‌ها درگیر می‌شدی که باید خوندن کتاب رو ادامه‌می‌دادی. توصیف‌های دقیق فضا و حال و هوا و احساسات زنانه‌ی شخصیت اصلی واقعا عالی بود. اما بخش دوم یکمی افت داشت. توصیفات فضا هنوز به قوت قبل بودند و زنانگی داستان. اما به خوبی زجر و عذاب اردوگاه رو تصویر نکرده بود. در واقع بطور کل اون بخش از زندگی حذف شده بود. ما می‌فهمیدیم که شخصیت‌ها گشنه‌ان. لاغر شده‌اند. کار زیاد می‌کنند. می‌تونند بمیرند. اما این رو حس نمی‌کردیم. به جاش روحیه‌ی همکاری، خوش خلقی رفقای دربند، کمک بهم دیگه و حتی کمک فرمانده و بعداً قضایای دیگه (خطر اسپویل داشت نگفتم) رو حس می‌کردیم که برای من عجیب بود. اتفاق بدی در نیمه دوم نمیفتاد، یا اگر میفتاد خواننده این اطمینان رو می‌گرفت که همه چیز رو به راه خواهد شد. که خب به نظر من در اردوگاه کار واقع در سیبری کلی اتفاق بد، سختی، سرما، مریضی و غیره رخ می‌ده. انگار نویسنده حاضر نبود از هیچکدوم از کاراکترهای دوستداشتنیش دست بکشه که خب به نظرم برای فضاسازی بهترش لازم بود. کلا همه چیز نرم شد از نیمه‌ی دوم که اگر نمی‌شد واقعا ارزش پنج ستاره بودن رو می‌داشت.

  • Artak Aleksanyan
    2018-09-21 17:45

    Ուսանող ժամանակ, երբ ընկերներով գիրք էինք կարդում, վերջում կարծիքի փոխարեն ասում էինք. դե սա գրականություն չի, կամ այ սա է գրականությունը: Հենց դա ես ուզում ասել. այ սա է գրականությունը: Երևի ռուսական քանակից է կամ գրական հիմնարար ավանդույթներից, բայց խնդրեմ. մի թաթար գրող-կին գրել է վեպ 1920-40ականների մասին, Սիբիրի, ԳՈՒԼԱԳի մասին: Ու վավեգրական ճշգրտությամբ ներկայացրել է կենցաղը, մարդկանց, հարաբերությունները: Ֆանստաստիկ գործ է, այն աստիճան, որ մանթո ես ընկնում ու հասկանում ես, որ մեր մոտ, նախորդ 25 տարիներին և առաջիկա 25 տարիներին դեռ սենց չեն գրի: Իհարկե, այն անթերի չէ, գրքի առաջին մասը այլ տեմպ է, երկրորդը` բոլորովին այլ: Բայց միևնույն է, իր թերություններով հանդերձ, սա իսկապես շատ լավ վեպ է:

  • Fantastiškų KŽL
    2018-10-17 18:40

    Geriausia mano šių metų knyga

  • Victoria Evangelina Belyavskaya
    2018-09-27 21:36

    Читать интересную, захватывающую, порой перехватывающую дыхание книгу в путешествии- чистая мука. Хочется остановиться, зарыться в подушки кресла, и выпить её до дна, не отрываясь ни на секунду. Зулейха открывает глаза именно такая книга. Живо, трепетно, синематографично списанная с жизни татарской женщины, познавшей, к счастью, - помимо на сотню жизней предназначенных, но в одной жизни перенесённых страданий,- и радость материнства, и счастье взаимной, самою себе запрещённой любви. Меняется она, её взгляд на мир- и меняется книга. Мы не столько растём, сколько проходим через жизнь вместе с Зулейхой. А вопросы "к чему оно все?" и "видит ли нас Бог, здесь, в этой глуши?" век за веком будут лететь и лететь вверх, к пушистым облакам, в поисках недоступного нам в этом мире ответа. Книга тяжёлая, но чрезвычайно достойная. Лучшая книга, прочитанная мною в этом году. Давно я не бросала все и не сидела, словно ребёнок, боясь хоть на миг оторваться от страшного, но волшебного мира, открывающегося с каждым словом, ни одно из которых не было лишним. Россия 30-х годов, Сибирь, ссылки - темное и позорное пятно Советской истории. О времени том написано много, но впервые, на моей памяти - с такой захватывающей простотой. Браво, Гузель Яхина!

  • Eliska
    2018-10-16 20:28

    Většinou se mi stává, že chvíli trvá, než se do knížky začtu, ale příběh Zulejky mě chytil hned od první stránky. Třicetiletá žena, patnáct let provdaná v muslimské rodině, kde ona nemá naprosto žádnou cenu, musí jen plnit všechny příkazy a přání svého hrubiánského muže a svojí zlé tchýně. A ona to trpělivě a s pokorou dělá. Porodila 4 dcery, ale žádná se nedožila ani 1 měsíce, ale i s tím musí žít. To je vlastně jen úvod do celého příběhu. Zulejčin manžel je zastřelen a ona v rámci rozkulačení deportována do pracovního tábora na Sibiř, kde na konci půlroční šílené cesty porodí syna. Zase žije v naprosto bídných podmínkách, ale tak nějak jinak. Žije sama za sebe a pro svého syna. Příběh ukazuje hrůzy té doby, ale hlavně sílu mateřské lásky i spalující vášeň, drsnou sibiřskou přírodu a různé naprosto odlišné charaktery ve stejné situaci a prostředí. Je to psané tak nějak lehkou rukou, přitom velmi plasticky a bez zbytečného útočení na čtenářovy city. Doporučuji.

  • Nadezhda
    2018-10-08 19:27

    Очень легкое повествование об очень тяжёлых вещах. Книга написана хорошим языком, чтение увлекает.

  • Sille
    2018-10-08 23:53

    Lugedes kõikus mu hinnang 4 ümber, sest viitega olen ma siiski üldiselt kitsi. Aga lõpuks olin lihtsalt sunnitud seda raamatut viiega hindama, sest:1) tegelikult oli juba esimestest lehekülgedest selge, et autor on päris kirjanik, mitte pelgalt loojutustaja;2) see on hea raamatu tunnus, kui leiad end kaasa elamas ja tundmas tegelastele, kelle puhul sa pole päris kindel, kas nad sulle üldse meeldivad;3) raamatut lugedes valdasid mind kogu aeg kahetised tunded - soov kiiremini edasi lugeda ja soov venitada, et see kõik kauem kestaks;4) kui raamat läbi sai, oli mul otsekohe kahju, et ma olen seda juba lugenud, et ma ei saa seda enam esimest korda lugeda, see elamus ei kordu enam;5) raamatu lõppedes tundsin, et ei taha uut teost kätte võtta, vaid viibida pikemalt selles kummalises, erilises meeleolus, mille see lugemiselamus hinge jättis.Raamatu keel oli rikkalik, kaunis ja väga visuaalne, isegi filmilik. Nii mõnigi kord võib liigne filmilikkus kirjanduse puhul häirida, kuid siin ma ei tajunud, et see oleks autorile omaette eesmärgiks muutunud, nii et seetõttu võib seda lugeda ikkagi raamatu efekti võimendavaks tugevuseks. Mina olen seda alati positiivseks pidanud, kui autor ei kirjelda ega seleta, vaid näitab. Tänapäeval on see kaduv oskus, niisiis oli rõõm leida autorit, kes oma debüütteoses seda nii meisterlikult valdab.Korraks tekkis ka kahtlus, kas autor pole süžeepööretega veidi liiale läinud, kas tegevustik tal käest ei libise. Ent ei. Lõpp lunastas minu jaoks need mõned ebakõlad. Terminisse 'naiskirjandus' olen ma suhtunud skepsisega, sest see kipub teine kord võtma hoiakut, nagu poleks tegemist päris kirjandusega, vaid millegagi, milles naised oma pehmeid väärtusi presenteerivad. Ka seda raamatut on nimetatud naiskirjanduse hulka kuuluvaks, ehkki rõhutatud, et vaid positiivses tähenduses. Ma ei arva, et seda oleks üldse vaja lahterdada, see raamat on päris kirjandus nii või teisiti. Miski selles raamatus puudutas mind nii, nagu seda (lisaks heale raamatule) suudavad vaid armastus ja ooperimuusika. Suuremat komplimenti ei saaks mult ükski raamat oodata.Kui see peaks ka jääma selle aasta parimaks lugemiselamuseks, siis on aasta igal juhul täie ette läinud.

  • cypt
    2018-09-22 00:39

    Pradėjau skaityt per 1917 revoliucijos šimtmetį - manau, kad visai adekvačiai paminėjau, nes visa knyga - kaip tik apie realias to įvykio pasekmes (mažą jų dalį), kurias pernelyg patogu pamiršt arba sakyt "nu tai čia praktika, o teoriškai tai long live riots". Apie išbuožinimą ir tremtį, ir tai, kaip sunku išgyventi, ir kaip tas neteisinga.Lietuviškam kontekstui šitas pasakojimas apskritai labai sveikas, nes kalba apie visai priešingą sovietyno dalį - totorių, islamiškus, kraštus, tai nėra LT vėliavėlių ir istorijų, kaip vat vien tik patriotiniai dalykai palaikė dvasią ir leido išgyventi (priešingai, rodo kad nifiga niekas nepalaiko - ir man tai atrodo adekvatu, aš irgi taip jausčiausi turbūt).Kita vertus, antra knygos pusė jau tokia perdėm robinzoniška, ir kažkaip net su azartu pradedi sekti, kokius čia moliūgus toj tremty galima sodinti ir kaip nugalėt gamtą. Plius labai atsibosta marijinis siužetas, kai pagrindinė herojė nėščia išgyvena tremties vagonus, skendimą, smurtą, tada pagimdo sūnų, kuris yra megatalentingas, ir tapo, ir prancūziškai mokosi, ir valtį geriau už kitus irkluoja, ir gydymo paslapčių išmoksta. Ir išskrenda iš tos tremties pabaigoj kaip supermenas. Man šiaip negaila laimingos pabaigos tiem, kas apskritai jokios laimės nepanašu kad patyrė, ale bet vis tiek tie nuotykiniai siužetai ir apoteozės kažkaip ne vietoj atsiranda.

  • Мариша
    2018-09-25 21:25

    Силна и богата книга, радвам се, че попаднах на нея. Думите сами те оплитат в историята, дори да смяташ, че не ти се чете нещо такова сега. Зулейха ми беше чужда за доста страници време - жена, която не се бори, не роптае, не тъжи, не страда, не се радва. Само понася. До момента, в който издебна и застреля една катеричка, за да защити Някого.... Тогава я видях по друг начин - отчуждена от себе си, и историята доби друго значение....

  • Patrizia
    2018-10-01 23:31

    Toller Start dabei bleibt es aber leider

  • Maria
    2018-10-14 18:51

    Fantastisch debuut van deze jonge Russische auteur. Ze is afkomstig uit Kazan, in het oosten van Europees Rusland, hoofdstad van de autonome republiek Tatarstan. In dat gebied begint deze roman. Je leert het keiharde leven kennen van Zulajka, haar man Moertaza en haar veeleisende schoonmoeder Vampiria. Veel knisperende sneeuw, muren van sneeuw, sneeuwstormen, vrieskou, snijdende wind, je zou het er zelf koud van krijgen….Dan krijgt Stalins schrikbewind gigantische gevolgen voor veel Russische boeren. Rode Brigades trekken rond om de oogst op te eisen. Als ‘rijke’ koelakken worden deze zelfstandige boeren beschouwd als staatsvijand. Miljoenen van hen worden gedeporteerd naar Siberië, zo ook Zulajka. Velen sterven onderweg, maar Zulajka overleeft. Talloze onvoorstelbare verschrikkingen en gruwelijkheden volgen. Het overgrote deel van het verhaal wordt verteld door Zulajka zelf en ook wel door de kampcommandant Ignatov. Alles zie en voel je door hun ogen waardoor het hard bij je binnenkomt!Jachina heeft een fraaie schrijfstijl, zonder overbodige tierelantijnen. Ze schrijft erg beeldend, o.a. over de natuur, de barre weersomstandigheden de mensen. Haar personages zijn levensecht en met compassie beschreven. Aanvankelijk was ik echt overdonderd door deze roman, in de tweede helft zakt het ietsje in maar desondanks 5 sterren. Hoop in de toekomst meer van deze auteur te zien.

  • Hermien
    2018-10-08 23:41

    Vijf sterren voor de eerste helft, drie voor de tweede. In het geheel wel een interessant onderwerp.

  • Olga Starominska
    2018-10-14 16:51

    Очень сильная книга. Перевернула что-то в душе, задела глубокие струны, засела в сердце. Похожие чувства вызвал роман Бориса Пастернака - Доктор Живаго. При всей глубине и сложности происходящего в романе- читается легко и быстро. Обязательна к прочтению...

  • Yerassyl
    2018-09-27 19:33

    What was the last book that made you frantically read till finishing it at 4 a.m. in the morning before the weekday? For me that book was Guzel Yakhina’s novel “Zuleikha opens her eyes”. The story of dekulakized Tatar woman Zuleikha is so well written and is so compelling that makes readers dive into the storyline picturing oneself at times standing in the middle of Tatar village or in packed stuffy wagon filled with the enemies of the Soviet order. The storyline starts with the title of the book “Zuleikha opens her eyes”. It is dark as hell, when she opens her eyes then. The hell is actually what the life of Zuleikha a young Tatar woman and the main protagonist of the novel seems to be like. Exploited and constantly abused by her husband and her mother-in-law she also becomes a victim of the Soviet campaign of dekulakization. It becomes ironic that the one in the position of worse than slave’s is accused for exploiting others. But, the worst of curses appears to become a salvation for Zuleikha. After traveling through Russia and ending up in the middle of Siberian forests, surviving the winter and raising a child in unbearable conditions makes the strong woman become liberated from her prejudices. She finds peace with herself, and finally starts to live. The “trip” from ignorant darkness to the state of enlightenment is not easy. While reading the novel a reader will get acquainted with numerous people of different pasts whose lives become intertwined by the same fate. Yakhina introduces such characters as French speaking bourgeois leningradka Izabella, ardent revolutionary commandant Ignatov, mentally challenged doctor Leibe and so many other people, who each have their own separate perspectives that in the end become one collective perspective. That perspective, however, is historically unheeded, because those are the perspectives of class enemies of the Soviet order. Yakhina’s book then in a way became a voice of the voiceless. Her book presents new perspectives to the nightmares of GULAGs, particularly a previously disregarded perspective of an indigenous woman. While readers may find certain events in the book at times being overly romanticized, as it seems to be the case with the story of survival of Ignatov and 29 captives during the year they spent in what soon becomes Semruk – the part that may associate with the story of Robinson Crusoe, the whole novel nevertheless retains its veracity. Moreover, such positioning of the narrative allows the book not to fall into pitfalls of Shalamov's determinism, but still not taking Solzhenitsyn’s approach that people can survive if only they have certain heroic qualities within them. Yakhina deliberately allows both ex-con Gorelov and painter Ilya Petrovich to survive the camp, and then survive the War just as she wittingly sank the barge full of young and strong people to show that life is unfathomable to state certainly who survives and who does not. In sum, “Zuleikha opens her eyes” is a treasure. The book is different, it is full of interesting twists, it is fresh. While finishing it with a sigh of relief you will not even question why it won the “Book of the year” nomination in 2015 in Russia, and will want to give a prize of your own. I cannot say that I am a person who is easily touched by different stories, but the story of mother-son relationship between Zuleikha and Iuzuf, for example, was surely overwhelming for me at times. So, to be short, go buy the book and thank me later.

  • Olga Finochenko
    2018-09-27 23:40

    Книгу хвалят за ее "кинематографичность" но мне именно она показалась избыточной. В тексте масса стилистических приемов, которые воспринимаются как чужеродные, особенно там, где описывается быт крестьян и поселенцев - средства языка и суть повествования часто никак друг с другом не соотносятся.Очень сильно бросается в глаза то, что автор хочет сделать эмоциональный акцент на конкретных сценах, усилить напряжение, при этом эффект получается противоположный - такие моменты статичны и затянуты, и хочется, чтобы все скорее закончилось. Повествование каждый раз оживает только с началом действия. Помимо этого уделяется избыточное внимание деталям, которые являются предпосылками для дальнейших событий, как, например, в эпизоде с баржей на Ангаре. Приводит это к тому, что читателю за двадцать страниц до события уже абсолютно ясно, что именно произойдет. Из-за стилистических недочетов не очень понятны сравнения с современными классиками, особенно зарубежными, которым книга очень сильно проигрывает в части изложения.При этом у книги действительно интересный сюжет. Он воспринимается настолько реалистично именно потому, что это не история превращения главной героини в нового лучшего человека. Выживая, она отчасти продолжает жить по инерции, и вся ее история говорит о том, что по-иному быть не может. На протяжении почти всей книги с ней в той или иной форме остаются ее мысли и ее духи, система координат не меняется, и этим ценен мир Зулейхи для читателя. Его простота усилена контрастом с второстепенными персонажами, "бывшими" ленинградскими. Они со своей стороны добавляют книге как человечности, так и иронии.Необычно и интересно в книге то, что истории практически всех второстепенных и даже случайных персонажей автор доводит до логического завершения, хотя сыграв свою роль в судьбе главных героев, они больше не нужны.Несмотря на все недочеты, это одна из лучших книг на русском языке за последние несколько лет.

  • Azat Sultanov
    2018-10-11 16:54

    Хотел дать 2 звезды, но концовка вытащила. Чтиво нормальное, увлекательное. Не более, не менее. Глядя со своей колокольни есть вещи, которые не очень понравились. В частности переплетение язычества и ислама. У Зулейхи имеются какие-то предрассудки относительно Бога. Например то, что в лесу молитвы не принимаются т.к. туда не может проникнуть взор Бога и то что она стала меньше молиться в своем новом месте жительства , чтобы не привлечь к себе внимание Бога, боясь что Он заберет ее сына. Она из кожи вон лезет чтобы задобрить каких-то духов. Просит присмотреть духов кладбища за ее дочерьми. Неужели в то время люди были настолько невежественны? Такие описания воспроизводят невежество и рождают следующие комментарии неосведомлённых читателей:"Мне очень понравилось как автор обращается к корням ислама - язычеству, и его обрядам. ..."В целом, тот период истории у меня вызывает массу негодования. Кто хочет больше информации о быте репрессированных советую почитать Архипелаг ГУЛАГ Солженицина. В свое время очень меня шокировал.

  • Alex Goldstein
    2018-10-11 19:30

    Прекрасная первая глава, читается на одном дыхании. Быт деревенской татарской семьи описан ярко и убедительно. И только начинаешь вживаться в эту незнакомую реальность, как вдруг все разрушается. К сожалению, продолжение книги намного слабее - к концу превращается в нудную сагу с одними и теми же действующими лицами на протяжении 16 лет. One-dimensional characters.Чем-то книга напомнила "Kite runner" - тоже начинается звонко и ярко описанием экзотической реальности, и вскоре затухает. В общем, лучше бы было выделить первую главу в отдельный рассказ, получился бы небольшой шедевр.